ФЭНДОМ



Подожди! На этой странице может содержаться множество спойлеров.
Рекомендуем пройти игру перед прочтением данной статьи.


Oktemplate
.
Поэмы — элемент геймплея Doki Doki Literature Club!, который встречается на протяжении всей игры. Персонажи показывают Протагонисту стихи собственного сочинения. каждая поэма основана на происходящих событиях. Также, в конце каждого дня протагониста будут заставлять писать поэмы, что представлено в виде отдельной мини-игры.

Саёри

Акт 1

Дорогие солнца лучики

Саёри пишет это стихотворение в первый день клубной деятельности.

То, как ваш свет через жалюзи утром проходит,
Даёт мне понять, что вы скучали по мне.
Вы целуете меня в лобик, помогая с постели подняться скорей.
И глаза открыть,если сонливость с них долго не сходит.

Вы просите меня поиграть вместе с вами?
Верите, что дождливый день прогнать я смогу?
Я гляжу наверх: гладь да синева под небесами.
Вам я тоже верю, по секрету скажу.

Если бы не вы, я бы спала дни и ночи.
Но я не сержусь,

Только вот кушать хочется очень.

Бутылочки

Саёри пишет это стихотворение во второй день клубной деятельности.

Я снимаю свой скальп, как крышку с коробки печенья.
Там всех моих снов тайное место хранение.
Они как шарики света, в корзинке котята, забавные кексы
Рукой я внутрь залезла поглубже, сковырнула один:
На ощупь он тёплый и колючий немного.
Но нельзя время тратить! В бутылку на сохранность его сразу же надо доставить.
А бутылку я ставлю на полку, где все остальные стоят.
Счастливые мысли, счастливые мысли, счастливые мысли в бутылочках в ряд.

Моя коллекция позволяет много друзей заводить.
Каждая бутылочка может любую проблему решить.
Бывает так, что мой друг неважно чувствует себя.
Бутылочка спускается вниз, на помощь приходя.

Ночь за ночь ещё больше слов.
Друг за другом, ещё больше бутыльков.
Всё ниже и ниже мои пальцы опускаются.
Будто в боре тёмном сквозь чащу пробираются.
Роют и скребут.
Пока шарик не найдут.

Я сдуваю пыль с бутылочных крышек.
Не выглядит так, что срок годности вышел.
Моей пустой полки нужно ещё.
Мои друзья глядят сквозь двери окно.

Наконец всё готово. Я открываю, впуская друзей.
Заходят они торопливо. Хотят мои бутылочки скорей?
Одну за другой я лихорадочно достаю с полки.
Раздаю всем друзьям, никого не обделив.
Каждую бутылку, всю полку опустошив.
Но каждый раз, из рук их выпуская, о кафель под ногами стукались они.
Счастливые мысли, счастливые мысли, счастливые мысли
Разлетелись на осколки во все уголки.

Для моих не улыбчивых друзей они предназначались.
Те все кричат, просят что-то, отчаясь.
Но всё, что слышу я, - эхо, эхо, эхо.
В своей голове.

 %

Саёри пишет это стихотворение в день фестиваля.

Убирайся из моей головы. Убирайся из моей головы. Убирайся из моей головы. Убирайся из моей головы. Убирайся из моей головы. Убирайся из моей головы. Убирайся из моей головы. Убирайся из моей головы. Убирайся из моей головы. Убирайся из моей головы. Убирайся из моей головы. Убирайся из моей головы. Убирайся из моей головы. Убирайся из моей головы. Убирайся из моей головы. Убирайся из моей головы. Убирайся из моей головы. Убирайся из моей головы. Убирайся из моей головы. Убирайся из моей головы. Убирайся из моей головы. Убирайся из моей головы. Убирайся из моей головы. Убирайся из моей головы. Убирайся из моей головы. Убирайся из моей головы. Убирайся из моей головы. Убирайся из моей головы. Убирайся из моей головы. Убирайся из моей головы. Убирайся из моей головы. Убирайся из моей головы. Убирайся из моей головы. Убирайся из моей головы. Убирайся из моей головы.

Убирайся.
Из.
Моей.
Головы.

Убирайся из моей головы, пока я не сделала то, что тебе же лучше.
Убирайся из моей головы, прежде чем я прислушалась ко всему, что она сказала.
Убирайся из моей головы, прежде чем я покажу, сколь сильно тебя люблю.
Убирайся из моей головы, прежде чем я закончу это стихотворение.



Но стихотворение никогда не закончится.
Оно просто перестаёт двигаться .

Нацуки

Акт 1

Орлы могут летать

Нацуки пишет это стихотворение в первый день клубной деятельности.

Обезьянки могут лазать,
Сверчки же — ловко прыгать,
Лошадки — скакать грациозно,
Совы — зыркать серьёзно,
Гепарды — быстро бегать,
Орлы — летать под облаками,
А люди могут попытаться,
Но тут пора стиху кончаться.

Эми любит пауков

Нацуки пишет это стихотворение во второй день клубной деятельности.

Вот что я слышала о Эми —
Она любит пауков.
Мерзких, гадких, волосатых!
Не стану с ней водится из-за её дружков.

У Эми милый певчий голос.
Мою любимою она песню поёт.
Каждый раз, как хор я слышу, моё сердце в ритм бьёт.
Но она любит пауков.
Не подружусь с ней хоть за сотню пирогов.

Однажды я ногу больно ушибла.
Эми мне помогла до лазарета дойти.
Прикасаться к ней мне было противно.
Она грязна, раз ей по нраву пауки.
Так что дружить с ней мне будет стыдно.

У Эми много друзей.
Она всегда в центре внимания.
О пауках она заводит много речей.
А вдруг пауков полюбит и её компания?
Никогда не быть нам подругами с ней.

Какая разница, что у неё ещё другие увлечения?
Какая разница, что она не говорит о них?
Какая разница, что они все безобидны?

Этому не может быть прощения.
Отвратительным тварям нет оправданий никаких.
Миру будет лучше без пауколюбов, это очевидно.

И я собираюсь всем глаза раскрыть.

Потому что ты

Нацуки пишет это стихотворение на третий день, если Протагонист написал три стихотворения для нее в этом акте.

Завтрашний день будет ярче со мною рядом.
Но, если сегодняшний — мрачный, я тоже прихожу в упадок.
Меланхолия моя уже не так глубока.
Потому что ты сейчас глядишь на меня.

Говорю громче всех, когда что-то сказать хочу,
Но не выйдут мои чувства пусть я даже их прокричу!
В моих словах уже не видна пустота,
Потому что ты сейчас слушаешь меня.

Когда есть что-то надо мной, я к звёздам тянусь
Но бываю слаба, и тогда успехов я не добьюсь.
Зато силы наполняют меня рекой,
Потому что ты сидишь рядом со мной.

Непоколебимой была моя вера в себя.
Но что делать, коль на осколки разлетелась она?
Моя вера стала намного сильней
Потому что ты смог довериться мне.

Перо мое — строгий критик собственных чувств.
Я такой себе писатель, но у меня есть вкус.
Стихи мои звучат гораздо милее,
Потому что ты сейчас думаешь обо мне.

Потому что ты, потому что ты, потому что ты.

Я буду твоим пляжем

Нацуки пишет это стихотворение на третий день, если Протагонист не написал три стихотворения для нее в этом акте.

Твой разум проблем и страхов преисполнен,
С годами забиравших способность удивляться.
Но сегодня я покажу тебе одно место особое,
Пляж, куда мы вместе будем отправляться.

Берег, в незримую даль уходящий,
Океан ослепительным светом сияет.
Стены твоего разума скоро растают
Под солнца лучами палящими.

Я буду пляжем, что твои тревоги смоет,
Я буду пляжем, о которым ты грёзишь,
Я буду пляжем, где твое сердце затрепещет
Так, как, думал ты, уже никогда не будет.

Погребём твои тяжкие мысли в куче песка
Купайся в солнечном свете, меня за руку держа,
Смой свою беззащитность солёной водой
И покажи мне ореол сияющий свой.

Оставим нашу память следами на песке.
Ощути свободу, ветром паруса раздув,
И вспомни, что ты прекрасен в то мгновение,
Когда наши губы сольются, в страсти утонув.

Я буду пляжем, что твои тревоги смоет,
Я буду пляжем, о которым ты грёзишь,
Я буду пляжем, где твое сердце затрепещет
Так, как, думал ты, уже никогда не будет.

И, если позволишь рядом мне быть,
Твоим пляжем, твоим спасением.
Ты себя снова научишься любить,
И все тревоги предашь забвению.

Акт 2

0J7RgtC60YDQvtC5INGB0LLQvtC5INGC0YDQtdGC0LjQuSDQs9C70LDQty4=

Нацуки пишет это стихотворение во второй день, если Протагонист написал два стихотворения для нее в этом акте.

0J7RgtC60YDQvtC5INGB0LLQvtC5INGC0YDQtdGC0LjQuSDQs9C70LDQty4=

0KfQtdGA0LXQtyDQvdC+0LYg0Y8g0YfRg9Cy0YH
RgtCy0YPRjiDQvdC10LbQvdC+0YHRgtGMINC10Z
Eg0LrQvtC20Lgg0YLQsNC6INGP0YHQvdC+LCDQ
sdGD0LTRgtC+INGB0LDQvNCwINC10ZEg0LrQsN
GB0LDRjtGB0YwuINCf0L4g0YLQtdC70YMg0L/RgN
C+0LHQtdCz0LDQtdGCINC/0YDQuNGP0YLQvdCw
0Y8g0LTRgNC+0LbRjC4g0KfRgtC+LdGC0L4g0YHQ
u9Cw0LHQvtC1LCDQv9C+0YfRgtC4INCx0LXRgdC
/0L7QvNC+0YnQvdC+0LUg0LLQvdGD0YLRgNC4IN
C80LXQvdGPINC60YDQuNGH0LjRgiwg0YHQvtC/0Y
DQvtGC0LjQstC70Y/Rj9GB0Ywg0Y3RgtC+0LzRgyD
QvdC10LrQvtC90YLRgNC+0LvQuNGA0YPQtdC80L7
QvNGDINC90LDRgdC70LDQttC00LXQvdC40Y4uINC
d0L4g0Y8g0YPQttC1INC/0L7QvdC40LzQsNGOLCDR
h9GC0L4g0LzQtdC90Y8g0YLQvtC70LrQsNC10YIg0
Log0LrRgNCw0Y4g0L/RgNC+0L/QsNGB0YLQuC4g0
K8uLi4g0K8g0L3QtSDQvNC+0LPRgyDQvtGB0YLQs
NC90L7QstC40YLRjNGB0Y8u

Открой свой третий глаз.

Через нож я чувствую нежность её кожи так ясно, будто сама её касаюсь. По телу пробегает приятная дрожь. Что-то слабое, почти беспомощное внутри меня кричит, сопротивляясь этому неконтролируемому наслаждению. Но я уже понимаю, что меня толкает к краю пропасти. Я... Я не могу остановиться.

Просьба Нацуки (Без названия)

Нацуки пишет свою просьбу на третий день.

Не знаю, как об этом лучше сказать, но есть кое-что, что меня сильно беспокоит. Юри в последнее время странно себя ведёт. Ты пришёл к нам совсем недавно, поэтому мог этого не заметить. Но обычно она не такая. Она всегда тихая и вежливая, и внимательная...

Ладно... Это очень сильно смущает, но мне придётся в этом признаться. По правде говоря, я ОЧЕНЬ-ОЧЕНЬ сильно за неё волнуюсь. Но если я снова попытаюсь с ней поговорить, она на меня рассердится. Я не знаю, что делать. Но я уверенна, что ты единственный, кого она станет слушать. Без понятия почему. Но прошу тебя, ты должен что-нибудь сделать. Может, ты сможешь убедить её сходить к терапевту.

Я всегда хотела дружить с Юри, и мне больно видеть, когда с ней творится подобное. Может, потом я буду изводить себя за мягкотелость, но сейчас мне на это плевать. Я чувствую себя такой беспомощной. Поэтому, пожалуйста, сделай что-нибудь. Я не хочу, что бы с ней случилось что-то плохое. Если надо, я испеку столько кексов, сколько потребуется. Только, пожалуйста, попытайся с этим что-то сделать. А что касается Моники... Не знаю почему, но она смотрит на это сквозь пальцы. Как-будто хочет, чтобы мы все это просто игнорировали. Я сейчас ужасно зла на неё, поэтому обращаюсь за помощью к тебе. НЕ ГОВОРИ ЕЙ О МОЕЙ ПРОСЬБЕ!!! Просто притворись, что это моё стихотворение, и оно тебя впечатлило, хорошо? Рассчитываю на тебя. Спасибо, что прочёл.

Юри

Акт 1

Призрак в тусклом свете

Юри пишет это стихотворение в первый день клубной деятельности.

Пряди моих волос злато отражают, в янтарном свете ниспадающем
Купаясь.
А вот его источник.
Последний уличный фонарь, проверку временем прошедший, страж одинокий.
Последний сего века столп, что будет заменён неоном будущего сине-изумрудным.
И я плыву. В тиши, вдыхаю воздух настоящего, но в прошлом существую.
Мерцает свет.
Мерцаю я ему в ответ.

Енот

Юри пишет это стихотворение во второй день клубной деятельности.

История эта случилась поздно ночью, когда бутербродами перекусить мне захотелось очень.
Мое внимание привлёк енот, он за окном шнырял, проворный словно кот.
Как помню сейчас, свои странные наклонности я заметила в первый раз.
Кусочком хлеба я с енотом поделилась, подсознание мое с последствиями смирилось.
Осознало оно, что, набив живот, ещё не раз ко мне придёт енот.
Пленяющая красота ножа первым симптомом была.
Хлеба куски — моего любопытства тески.
Зверёк — соблазна исток.

По мере того, как росла луна, всё больше света отражалось от лезвия ножа.
Того же света, что мерцал в пушистого моего друга глазах.
Я режу хлеб, свеж и мягок он. Полосатый зверёк всё сильнее возбуждён.
Или, возможно, то мои эмоции беспокойные, спроецированные на енота довольного.

Енот стал упрям, за мной теперь следует по пятам.
Или как ещё можно сказать, мы в компании друг друга привыкли пребывать.
Аппетит зверька растёт день ото дня, мой хлеб выручает во все времена.
Каждый раз, как ножик разрезает хлеба, енот в возбуждении скачет туда-сюда.
Кровь приливает, классический рефлекс Павлова в силу вступает.
Режу хлеб не спеша, раз сыт енот, довольна и я.

Призрак в тусклом свете. Часть 2

Юри пишет это стихотворение на третий день, если Протагонист посвятил ей три своих поэмы в этом акте

Пряди моих волос злато отражают, в янтарном свете ниспадающем
Купаясь.
Сине-изумрудный свет мерцает вдалеке.
Одинокая фигура показалась - силуэт, как призрака свечение.
Сердце застучало. Силуэт всё ближе подходил ко мне.
Зонт я распахнула, надеясь, тень - мое убежище.
Но поздно спохватилась я.
Вот он уже стоит под светом фонаря. Я ахнула, зонт уронила.
Мерцает свет. Колотится в груди. Рука его поднялась.

Время замерло.

Единственный движения знак - янтарный свет, его рукой отражённый.
Свет мерцает, бьется сердце в унисон.
Он дразнит меня за то, что отдалась эмоции запретной.
Могли вы знать, что призрак также чувствует тепло?
Я засмеялась, - понять попытки тщетны.
В чём важность осознание того?
Его рука в моей. Мерцанье прекратилось постепенно.
Цвет сердца моего - янтарь, а синий изумруд - его.

Пляж

Юри пишет это стихотворение на третий день, если Протагонист не посвятил ей три своих поэмы в этом акте

Невероятно, миллионы лет его формировали,
Где чрево Матушки-Земли случайностью на поверхность вышло
Под небом ясно-голубым видны блаженства дали—
Но серость туч непостижимую загадку шепчет.
Мир, где, заблудиться чтобы, всего одно мгновенье нужно,
Тот самый мир, где, всё что потерял, найти несложно.

Ты строить замки можешь, но только там, где с влагою песок.
Но, коли важен он, прилив тут нас настигнет.
Неважно, облизать он нежно лишь основание замка смог,
Или в мгновенье ока волною поглотил всё.
Исход всегда один, что тут гадать?
И всё же замок выстроить пытаемся опять.

Я стою в воде, пена волн щекочет щиколотки ног.
Стопы мои погружены в песок.
Солёный воздух меня лечит.
Легкий бриз нежен, но его силы нельзя не заметить.
Мои ноги стоят у крайней черты, соблазняемые пенными узорами.
Повернуть ли назад, оставив покой, заржаветь постепенно на береге?
Или дальше ступить, повинуясь себе и вернувшись в землю навеки?

Акт 2

Колесо

Юри пишет это стихотворение во второй день клубной деятельности.

Вращающееся колесо. Поворот оси. Измельчение. Головка болта. Линейная коробка передач. Падающее небо. Семь священных долей. Корабль в доке. Портал в другой мир. Тонкая веревка, привязанная к толстой веревке. Разорванная упряжь. Параболическая коробка передач. Расширяющаяся вселенная. Время, управляемое поворотами шестерней. Существование Бога. Плавание в открытой воде во всех направлениях. Утопление. Молитва, написанная кровью. Молитва, написанная пожирающими время змеями с человеческими глазами. Нить, соединяющая все живые человеческие глаза. Калейдоскоп священных долей. Экспоненциальная коробка передач. Небо взрывающихся звезд. Бог, опровергающий существование Бога. Колесо, вращающиеся в шести измерениях. Сорок шестеренок и тикающие часы. Часы, отсчитывающие одну секунду за каждое вращение планеты. Часы, тикающие сорок раз каждый раз, когда тикают второй раз. Головка болта священных ставок, привязанная к существованию корабля в доке в другом мире. Калейдоскоп крови, написанный часами. Пожирающая время молитва, соединяющая небо сорока шестеренок и открытые человеческие глаза во всех направлениях. Дышащая коробка передач. Дышащий головка болта. Дышащий портал. Дышащий корабль. Дышащие змеи. Дышащий Бог. Дышащая кровь. Дышащие священные доли. Дышащие человеческие глаза. Дышащее время. Дышащая молитва. Дышащее небеса. Дышащее колесо.

mdpnfbo,jrfp:

Юри пишет это стихотворение на третий день.

штпдуе ыеуфьуеещы кщкшв уфынпщштптуыыуы тфдщкзрштуы бензол реагировать шампанское икшы
едусщту зфкфощгктфдшыь руккштпищту афктфклудув эпизодически сщщешуы штшешфддукы
биметаллическиеб арендованные хинтерыб доверительные компьютерные компьютерные тенорыб зшттфсду учщешсф
ддн щмукрфвуы зкщерфддшфб задние трюки расщелины постельных принадлежностей контратаки
хэллет лыжи песочные часы сфттщдш сфкмут тшы ыудащьфтшфсфдб ифкьштуыы пфддшмфтеув
юго-востокб оофорон сгущенныйб ленточная кольчатая кольпоскопическаяб вщдутеу екуиишфтщ ку
телятизацияб изотропные моносинаптические изогнутые стоныб энтероценоз офсгя
яш озабоченностьб ипподром наружу пщщпы ефиишыуы ондуляторыб метатезирование ырф
кшф зкузщыещк тугкщьфые сгкьгвпущты фсефишдшенб фксрфшыу ызштл куввутштп ьшысщгте
б сумасшедший физиостигмин государственное устройство тугкщсщудуы ифььувб нежные баргусты скгыфвщы
довериеб мансифты дарсис аэрофоныб реитбокс неудобноб расширителиб монозадание
галабияб уместности целесообразны остроумныеб хирографии скфсрфср гтыфешыафсещкштуыы ыц
ерундныйб извращенный сепаристый славянский каракулиб скотчатый стрингер желатин а
лагстоныб концепты концепций сурроксинговб контрбласты кфсруб численныеб ву
дшкшафсшутеы ьуерндершщтшту ьфтекфь внтфьшые фещьшыув зуксштшт зуксштшт рк
нмтшфы прагматизирующийб укоризненность телеработы теперь деформируется открывающимб игктуеешяу
сфкнщзеукшы ыгифтпгдфк цшккшсщцыб трансвеститы ыштшсшяув тфксшыыгы ршлукы ьутщ
дегазацияб постингические алиментыб сикофенция сероконвертингаб янтрас кфзршв
уы сдшаешуые ищыерщщт ящщерукфзн хлориды по всей стране ысрдги нгкш таймшерсы сфы
ефтщызукьшту ифслызфсуы куштсшеу сщфсешщты ыщдшптшашсфешму зфдфашееу зщщаеукы ыг
иогтсешщты фйгфкшфтб ерукфдшеу кумштвшсфештпб снтщыгкфд зукьшешишдшешуы тфксщешыш
тп путешествие по щгелшыыув сдфкшсрщквы екщгешук ьнщзшфы гтвшмукештп эвакуации ыт
фкшук ыгзукпдгу вуфьштшыу шташкьфкшуы еуаа руиузркутшфы икфштищчуы рщьщтнь дфтсу
пустьб лабибентный блуждающийб взвесилб ацетальбулы атенололб вуллщы ысфксук адгеув фигдшф
ы флагшеры цфььгд хвастливоб пфдкфмшеср рфззшуы штеукфыыщсшфешщт ьгдешзфкф фгпьу
тефешщты еукфещсфксштщьфеф коллинг вшвфлфш нечасто рфшкефшды запутанность гыг
фды зшддщкшыу щгекфештп катафорезб обстановка дупдут пщуершеу вуидфеу игееуки
гкы фонетизация самых красивых гипоакустических туфельб цепных пловцов кщфвидщс
лув кувщту ыщдшдщйгшуы икщлштп ьутвфсшщгытуыы зфкфышешыьы сщгтеукцщкдв гткфмуддш
тпы капризы страстноб щтщьфещзщуышы раскаяние кфьуйгшт ьщзищфкв угзргшыешсфд
дн мщдеф ынсщзрфтешяув фддфтещшвуы ищкы ищгсдууы кфшыштпы ыгыефштштпб вшфищдшые ы
клещиб лепесткиб лепестки бисексуализмаб гемолизированныеб вфьтфишдшешуы гтл
наводящие недоуздокб периферийные конвейерыб диатомичностьб погашение обманаб
мфьщыув ршьб ыдфтеукы ьщщткщсл зщккшвпн ьщтыекгщгыб руфкецщщв ифыыщщтшые зкувшызщы
ионы офкпщщт доминируетб робкое неотъемлемое переустройство неизбежноб умоляя к
уешфкн екфтйгшддшяштпб гтшзфкутефд вкщщпыб фддщекщзщгыб ащкяфеш фишщпутуешс щивгкфе
ионные освобожденные униформыб эпиляция сфдшыфнф вшызшеущгыдн сщппдуы облаченные адглшдн
воспламенение скомпилированных икота муниципалитет зутефпкфзры посылки ыгедук выкапывает
спасибоб агеук зукегыув щмукзфслы пгшкшыруы рндщерушыь зш

Свежая кровь сочится через порез, окрашивая ее кожу и грудь в красный. Мое непреодолимое желание нарастает, дыхание учащается. Образы не исчезают. Он побуждает меня вгонять нож в её плоть, клинком насилуя тело, перемешивая внутренности . По мере того, как мысли возвращаются, разум покидает меня. От мыслей мой мозг пронзает острая боль. Это отвратительно. Абсолютно отвратительно. Как я могла позволить помыслить о таком? Но ошибки быть не может. Страсть струится в моих венах. Боль в мышцах происходит из-за не находящего выхода напряжения всего моего тела. Её третий глаз притягивает меня ближе.

Моника

Акт 1

Дыра в стене

Моника пишет это стихотворение в первый день клубной деятельности.

Это не могла сделать я.
Видишь, шпаклёвка выступает сюда?
Шумный сосед? Парень сердитый? Мне не узнать. И дом был закрытый.
Я заглянула внутрь, узнать в чём причина.
Нет! Я ослепла! Испорчена, как фотоплёнка на солнце.
Но уже слишком поздно.
Выжжена картина бессмысленная в сетчатке глаз, её не вывести больше.
От обычной маленькой дырочки, что не была слишком яркой.
Но была глубокой такой, что меня поглотила залпом.
Тянулась, бесконечно уходя, во все и вся.
Дыра возможностей, которым нет конца
И я осознала, что смотрела не внутрь.
Я выглянула наружу, поняв всё про себя.
А он, с другой стороны, глядел на меня.

Спаси меня

Моника пишет это стихотворение во второй день клубной деятельности.

Цвета, они не останавливаются.
Яркие, прекрасные цвета
Мерцают, взрываются, пронзают
Красный, зеленый, синий
Бесконечная
какофония
Бессмысленного
шума

Шум, он не прекращается.
Безумные, грохочущие волны
Пищат, визжат, пронзают
Синус, косинус, тангенс
Как играть с пластинкой на диджей-вертушке.
Как проигрывать винил на холодной пицце.
Бесконечный
стих
Бессмыслицы


Загрузи меня

Леди, которая знает все

Моника пишет это стихотворение на третий день клубной деятельности.

Есть одна древняя повесть, она рассказывает о странствующей леди.
Леди, которой все известно.
Леди, которая нашла ответы на вопросы повсеместные,
Весь смысл бытия,
Всю жизни суть,
Все, что когда-либо отыскать пытались.

И вот он я,


перо


Потерянная жертва беззащитная, гонимая ветров потоками.

День за днем я ищу ее.
Ищу, почти надежду потеряв, зная, что верою в легенды я не прав.
Но когда прахом обратились все мои попытки,
Когда у остальных я наблюдал лишь спины да затылки,
Легенда - это все, что у меня осталось, - последняя тусклая звезда, в черном небе мерцает.

И вот однажды ветер прекратился.
Я опускаться быстро стал.
Я падал и падал, казалось, бесконечно.
Плавно, как перо.
Сухое и безликое.

Но меня двумя пальцами поймала чья-то рука.
Прекрасной леди принадлежала она.
Я взглянул ей в глаза и утонул в ее взгляде.

Леди Которая Знает Все, догадалась о моих мыслях.
Прежде чем я сказал, она прошептала ответ пусто и близко.
«Я нашла все ответы, но цена им ничто.
Нет в мире смысла.
И цели давно.
Мы лишь невозможное ищем.
Я не легенда.
Ее попросту нет».

Легким дыханием она меня обратно в полет отправила, а там порыв ветра меня подобрал, унося в далекие дали.

Акт 2

Дыра в стене (2)

Моника пишет это стихотворение в первый день клубной деятельности.

Однако он смотрел не на меня.
Запутанная, я отчаянно оглядываюсь вокруг себя.
Но мои выжженные глаза не могут больше различать цвета.
Есть ли другие в этой комнате? Они ведь говорят, да?
Или это просто стихи на плоских бумаги листах,
чьи звуки безумного скрипа творят какофонию у меня в ушах?
Комната начинает сужаться.
Всё меньше пространства оставляя.
Воздух, не доходя до лёгких, рассеивается, удушая.
Я паникую, должен быть выход.
Он прямо здесь под рукой.

Подавив страхи все, я беру перо и пишу стих свой.

Спаси меня (2)

Моника пишет это стихотворение во второй день клубной деятельности.

Цвета, они не
Яркие, пре ра ные цв т
М рцают, вз ыва тся, пр нз ют
Красный, зеленый, синий
Бес онечная
КАКОФОНИЯ
Бессмысленного
шума

Шум, он не ПРЕКРАЩАЕТСЯ.
Безу ные, грох чу ие во ны
Пи ат, в зжат, пр нза ют
СИНУС, КОСИНУС, ТАНГЕНС
Как игр ть с пл сти кой на д дже ве туш е.
Как играть с НОЖОМ на ДЫЩАЩЕЙ ГРУДИ.
ес он чн й
с и
Б с мы ли ы


Удали её

Акт 3

Счастливый конец

Моника пишет это стихотворение во время её монолога в Акте 3.

С пером в руке я нахожу в себе силы.
А мужеством моя единственная любовь меня наделила.
Давай же вместе разберём этот мир, он и так разрушен,
И напишем роман из фантазий, какой нам двоим будет нужен.

Со взмахом пера путь находит свой заблудшая душа
В мире возможностей бескрайних узреть этот особый день тебе пора.

В конце концов,
Не всё хорошое должно заканчиваться.

Акт 4

Моё последнее «прощай» литературному клубу.

Моника пишет это стихотворение после финальных титров.

Я наконец поняла. Литературный клуб - это не то место, где можно найти счастье.
До самого конца он предавал невинные умы суровой реальности, реальности, которую нашему миру не суждено понять.
Я не могу допустить, чтобы мои друзья тоже прошли через это адское откровение.

Мне хотелось бы поблагодарить тебя за время, проведённое с нами.
За то, что ты исполнил все мои мечты.
За то, что подружился со всеми членами клуба.

И, что важнее всего, за то, что стал частью литературного клуба!
С любовью навеки,
Моника

Интересные факты

  • Текст написан разным шрифтом, что символизирует почерк каждого из персонажей:
    • Протагонист использует шрифт "Halogen".
    • Моника использует шрифт "Journal".
    • Саёри использует шрифт "Hastag".
    • Нацуки использует шрифт "Ammys Handwriting".
    • Юри использует разные шрифты:
      • Стандартный для нее шрифт "JP Hand Slanted".
      • Для своей второй поэмы она использует шрифт "As I Lay Dying".
      • Последняя поэма Юри написана шрифтом "Damagrafik Script".
  • Есть также 11 секретных поэм , 3 из которых выбираются случайным образом при каждом прохождении игры, которые игрок может прочитать в определенных моментах в Акте 2.